Главная / Новости в г. Сумы /

Как воевали в зоне АТО милиционеры с Сумщины

24.12.2014

«В командировку на Восток я взял с собой старенький крестик, который носил еще в детстве. Возможно, именно он меня и спас» 22-летний следователь Конотопского горотдела милиции Андрей Белицкий чудом уцелел в жестоком обстреле сепаратистами в Авдеевке. Не теряя времени, оказал первую медицинскую помощь раненым и помог обезвредить противников.

Лейтенант милиции уже дважды побывал в «горячих» точках на Востоке Украины: в Славянске — когда только начинались боевые действия на Донбассе, и в Авдеевке — осенью. Правоохранителю удалось вернуться домой целым и невредимым, хотя смертельная опасность постоянно была рядом.

«Страх присутствует только первое время, дальше ты привыкаешь»

Андрей Белицкий родился в семье военного — летчика. В школе учился хорошо, поэтому по результатам ВНО вступил одновременно в семь вузов. Свой выбор остановил на Одесском государственном университет внутренних дел. Выбрал милицейский вуз, потому что привлекала служба в «органах». Получив диплом, вернулся в Конотоп, где сразу начал работать следователем в городском отделе милиции. Сейчас за плечами Андрея Белицкого немного больше полтора года службы.

Настоящим боевым крещением стали командировки на Восток. Первый раз — весной в Славянск. Это было начало АТО. О ситуации в райцентре все мы знаем из новостей, на то время — одна из «горячих точек» на карте Украины. Правоохранителей отправили по приказу, куда именно, узнали только по прибытии на место несения службы.

- Мы стояли на блокпостах, а они постоянно попадали под обстрел. Наш блокпост тоже раз за разом обстреливали, — делится лейтенант милиции. — Менялись через трое суток, в это время уезжали в город Изюм, что под Харьковом. Там жили в заброшенной школе. Условия, конечно, не лучшие, но еда была, поэтому в принципе мы не голодали.

Сказать, что график дежурств был изнурительным, считай, ничего не сказать. Поэтому ребята сменяли друг друга каждые несколько часов, спали в заброшенных помещениях неподалеку.

- На блокпостах стояли бетонные блоки, лежали мешки с песком, — рассказывает далее Андрей Белицкий. — Сначала был большой поток машин. Когда они проезжали ночью с включенными фарами, сепаратисты сразу нас обнаруживали и начинали обстреливать все чаще и чаще. Во время одного из таких ночных дежурств получил ранение мой коллега из Конотопа — Александр Ковалев. После этого блокпост начали закрывать на ночь и никого не пропускали.

Отношение местного населения к украинским милиционерам было неоднозначным: одни благодарили, другие не понимали, зачем они вообще туда прибыли. Испытания зоной АТО выдержали не все, впрочем, Андрей Белицкий — в числе тех, кто его преодолел.

- За то время, что мы там пробыли, уже настолько ко всему привыкли — и к постоянным обстрелам сепаратистами, и к звукам выстрелов БТРа им в ответ, — отмечает мой собеседник. — Неподалеку от нас сбили вертолет с военными, мы это видели. Более того, двое из наших должны были лететь на нем — нам просто повезло… Откровенно говоря, страх присутствует только первое время, дальше ты привыкаешь. В то же время чувство злости на врага не было, мы просто выполняли свой долг.

Так прошел месяц. По приезду в родной город представители Конотопской городской организации Ассоциации пенсионеров и ветеранов МВД Украины наградили смелых правоохранителей медалями «За верность присяге». Выразило благодарность за достойную службу и руководство отдела.

«Родители были против моей командировки, но они знают, что я всегда был патриотически настроенным»

Второй раз Андрей Белицкий уехал на Восток добровольцем: для очередной отправки не хватало нескольких мужчин, сбор был срочным, и он вместе с несколькими коллегами со своего отдела согласился на опасную поездку.

- Конечно, родители были против моей командировки, но они знают, что я всегда был патриотически настроенным. Принял присягу, поэтому, если надо ехать, значит, надо, — отмечает милиционер.

Первым местом назначения был Красный Лиман в Донецкой области. В основном правоохранители патрулировали по городу, демонстрируя таким образом, что оно под контролем украинцев. Но не прошло и недели, как они поехали в Авдеевку. Там охраняли горотдел, в котором и жили. На тот момент это было совершенно пустое здание. Все имущество вывезено, кабинеты — пустые.

- Авдеевка, по сути, разделена на две части, одна половина контролируется украинцами, другая — сепаратистами, — поясняет правоохранитель. — Граница между этими территориями буквально в двухстах метрах, разделялась железнодорожным полотном. Кроме охраны отдела, иногда мы выходили на патрулирование по городу, но с населением старались не контактировать.

О спокойствии на этой территории можно было только мечтать. Время от времени сепаратисты стреляли в сторону Авдеевского горотдела из «Града», пристреливались по позициям правоохранителей из минометов и т.д. Хорошо, что рядом со зданием местной милиции стояли пятиэтажки — они и защищали от выстрелов из мощного оружия.

«Черным» стал понедельник, 22 сентября.

- Мы с ребятами патрулировали, когда по рации поступила команда отправляться на подкрепление одного из блокпостов, в сторону которого, по данным разведки, двигался отряд сепаратистов, — вспоминает тот день Андрей. — Это был крайний блокпост перед Донецким аэропортом: открытая дорога, с которой было хорошо видно русские танки, с них нас периодически и обстреливали. Патрулирование продолжалось до пяти часов вечера. В начале шестого к блокпосту подъехали машины, на которых нас должны были подбросить до места расположения.

Андрей вместе со своим коллегой из Конотопа — участковым инспектором Никитой Кобцем, парнем из Тростянца и еще с одним военным сел в старенький «Ниссан». Остальные — в «десятку». Чтобы сократить путь, водители свернули в переулок частного сектора и таким образом приблизились к сепаратистской территории.

- Буквально в трехстах метрах от блокпоста навстречу нам вылетает на большой скорости белая иномарка, — с ужасом вспоминает события того дня конотопчанин. — Из окна машины высовывается чья-то рука ладонью и дает нам знак остановиться. «Десятка» притормаживает у обочины, вплотную к этой иномарке, наша машина останавливается вслед за ней, чуть левее. Секундная заминки — и сепаратисты без предупреждения открывают огонь по нашим машинам. Мгновение, и у нас уже двое раненых, и оба — из Тростянца. Они поскорее выпрыгивают из машин, и отползают за авто. Вслед за ними выскакивают и все другие.

Андрей с Никитой — единственные, кто остался в машине. Андрей сидел за водителем, Никита — рядом, на заднем сидении.

- В какой-то момент пуля задевает мою голову, черкает по виску и попадает по пальцам, но не наносит ранения, — до сих пор удивляется этому парень. — От удара пол лица начинает неметь, я пытаюсь вылезти из машины, но не могу — из-за резкого торможения дверцы рядом со мной заблокировались, не удавалось выбить и стекло. Тем временем Никита выпрыгнул из машины, и я, в конце концов, также.

Между тем, прицельный огонь по украинцам не прекращался. Поэтому наши заняли оборону и дали автоматную очередь в ответ. В результате ранили двух сепаратистов, один из них скончался на месте перестрелки.

- Там была такая черта: или тебя убъют, или ты, — пытается объяснить всю сложность ситуации Андрей. — Когда стрельба утихла, я сказал своим, чтобы вызвали помощь. Один из военных связался с блокпостом, но время шло, а никто не прибывал. Я крикнул ребятам: «Помогите раненым!» И поняв, что все чем-то заняты, забросил на плечо свой автомат, следом за ним — оружие раненых, и начал им помогать. Одному отбило кисть, вокруг было много крови. Наложив жгут, я перемотал ему руку и пощупал, не перебило ли сухожилия. Потом немного размял ее, и он почувствовал один или два своих пальца. Пытаясь успокоить, я снял с него боекомплект, чтобы ему стало легче. Другому парню из Тростянца, что лежал за «десяткой», отбило три пальца. Они висели буквально на коже. Я его тоже успокоил, как смог закрепил отбитые пальцы и замотал руку. Времени на промедление не было.

«Во время обстрела люди выбежали на улицу и наблюдали за всем, стоя в двух десятках метров. Некоторые снимали все это на камеру»

Немного погодя раненых оттащили к переулку, где погрузили в проезжающую машину и отвезли в больницу. В то же время остальные мужчины продолжала контролировать машину сепаратистов. Те не выходили и уже не стреляли, но в любой момент к ним могло прибыть подкрепление. И вот на помощь нашим прибежал военный с блокпоста и помог следить за сепаратистами.

В конце концов, украинцы отступили к домам и, добравшись до блокпоста, вернулись обратно в большем составе и взяли в плен двух сепаратистов. Как потом узнал Андрей, впоследствии их обменяли на десять украинских десантников.

Подобных инцидентов до конца командировки больше не было. Хотя все мужчины изрядно понервничали, опасаясь возможной мести. Ведь сепаратисты выходили с ними на связь, угрожали и обещали устроить расправу.

До самого отъезда сепаратисты пристреливались по зданию милиции, которую охраняли наши бойцы. С каждым днем минометный огонь был все ближе. А в день отъезда с самого утра напрямую обстреляли здание. Слава Богу, все живы, здоровы. И только, когда покинули опасную зону, наконец, смогли облегченно выдохнуть.

- Тогда, в машине, нам с Никитой просто повезло выжить, — убежден Андрей. — Лобовое стекло, как решето. Вдрызг разорванные сиденья. Заднее стекло все в мелкие дырочки… Когда остальные наши увидели машину, в один голос сказали, что уцелеть было нереально. И до сих пор говорят, что, наверное, мы родились в рубашке. Это какая-то странность, но на заднем стекле расстрелянного сепаратистами авто остались два очертания наших голов, будто следы нашей ауры… Но еще больше меня удивило местное население. Во время обстрела люди выбежали на улицу и наблюдали за всем, стоя буквально в двух десятках метров. Некоторые снимали все это на камеру, вокруг них бегали дети… Мы же после того две ночи не спали, не могли оправиться от пережитого.

Впрочем, у Андрея все же был маленький, но сильный «защитник».

- Я не слишком верю в Бога, но в командировку на Восток я взял с собой обычный старенький крестик, который носил еще в детстве. Возможно, именно он меня и спас. Наверное, высшие силы все-таки существуют, — так теперь считает молодой человек.

Как рассказал Андрей, насколько ему известно, одному из спасенных им ребят хирурги пришили кисть, но рука все равно очень беспокоит, поэтому он вряд ли в дальнейшем будет служить в рядах МВД. Относительно другого раненого, пальцы — пришили, но прогнозы врачей неутешительны. Более того, сейчас их якобы уже ампутировали, потому что все-таки не смогли прижиться.

Вспоминать о недавних событиях милиционеру непросто. Впрочем, уверяет, если будет нужно, то он поедет на Восток снова. Тем же, кто стоит перед подобным выбором сейчас, советует: если чувствуете стопроцентную способность поехать — езжайте, если же хоть немного сомневаетесь, лучше не рваться вообще. Поскольку после пережитого до смелого конотопчанина пришло осознание того, что самое главное в жизни каждого человека, — это здоровье и близкие рядом. И нет смысла рисковать жизнью без крайней нужды.

Узнав все, что произошло под Донецком, после возвращения конотопских правоохранителей из зоны АТО, старшие коллеги стали относиться к младшему работнику с ощутимым уважением.

Более того, к профессиональному празднику — Дню милиции Украины, следователю Конотопского горотдела лейтенанту Андрею Белицкому вручен знак отличия МВД Украины «За отвагу и мужество». А это большой повод для гордости.

- Андрей — отзывчивый, добрый, добросовестный парень, — так характеризует своего подчиненного заместитель начальника следственного отделения Конотопского ГО Людмила Клишина. — Его решение поехать в зону АТО добровольцем — на самом деле достойное. Это поступок настоящего мужчины, — сообщает ССО УМВД в Сумской области

Читайте также:
10.12.2019 У Сумах чоловіка засудили до 3 місяців арешту за знущання над матір’ю
10.12.2019 У Сумах обстежили аварійний міст: потрібна термінова реконструкція
10.12.2019 У Сумах — ДТП на перехресті
10.12.2019 У Сумах через ДТП — затор на вул. Леваневського
10.12.2019 Суд визнав незаконним звільнення головлікарки психлікарні Лілії Неофітної
10.12.2019 В Охтирці відсутній пісок, за який заплатили 153 тис. грн

Комментарии: